Тотем: Голубь Вяхирь

Обсуждаем и выводим значения одиночных символов и знаков.

Модератор: Майя

mAuSe
Сообщения: 228
Зарегистрирован: Ср, 17-11-04 11:47
Место жительства: Санкт-Петербург

Тотем: Голубь Вяхирь

Сообщение mAuSe »

ВЯХИРЬ (Columba palumbus) или витютень - самый крупный из наших голубей, вес его составляет 420-620 г. От других голубей на полете легко отличим по белым пятнам на крыле, а сидящий - по белым пятнам на шее. Это осторожная птица. В лесу вяхирь держится скрыто, выбирая деревья с густой кроной, и увидеть его довольно трудно, разве только пролетающего. Однако обнаружить его в брачный период легко по своеобразному, далеко слышимому крику. Встречается вяхирь по всей Европе, за исключением северных частей, в Северо-Западной Африке, Малой и Передней Азии, Гималаях, Средней Азии и Западной Сибири. В умеренных широтах он перелетный и только на юге ареала - оседлый. Зимовки располагаются в южных частях гнездовой области или немного выходят за ее пределы. Будучи чисто лесной птицей, витютень населяет на севере ареала преимущественно хвойные, в более южных районах - разнообразные лиственные леса и даже крупные кустарники. Весной вяхирь прилетает сравнительно рано, в марте на юге, в апреле - начале мая на севере ареала, когда земля полностью освобождается от снега и становится доступным корм. Вскоре после прилета можно слышать брачные крики самцов, не похожие на обычное воркование других голубей. Это глухие, далеко раздающиеся крики с растянутыми отдельными звуками разной высоты ("гху-у-хуху... гху-у-хуху..."). Кричит самец, сидя обычно на вершине дерева, но иногда и в средней части дерева, на горизонтальном суку; в этом случае он ходит вокруг голубки, распустив оперение шеи. Время от времени самец совершает токовый полет: сильно хлопая крыльями, он косо взлетает на 10-20 м вверх, а затем скользит на распущенных крыльях вниз и, описав широкий круг, возвращается на то же или близкое к нему место. Там, где витютеней много, своими глухими криками, как нельзя лучше гармонирующими с немного таинственной обстановкой глухого хвойного леса, они очень хорошо оживляют наши леса. Через некоторое время птицы приступают к постройке гнезда. Гнездо помещается обычно на боковых ветвях деревьев, реже на кустах. Оно представляет собой плоский настил из тонких сухих веток, настолько рыхло сложенных, что снизу просвечивает насквозь. Несмотря на несложность гнезда, строится оно несколько дней. Размеры гнезда: диаметр гнезда 30-40 см, высота гнезда 7-14 см, диаметр лотка 11-16 см, глубина лотка -5 см. В кладке 2 чисто-белых яйца. Размеры яиц: 37-41 х 26-34 мм. Насиживает больше самка, хотя участие принимает и самец. Насиживание длится 17-18 дней. Кормят птенцов оба родителя - сначала творожистым выделением стенок зоба, а затем принесенной и размягченной в зобе пищей. Птенцы остаются в гнезде несколько больше 20 дней. Первое время после вылета молодые держатся вместе с родителями, которые несколько дней продолжают их подкармливать. Начав летать, голубята некоторое время возвращаются на ночь на дерево, на котором помещалось гнездо. Вскоре они отбиваются от старых, образуя стаи, к которым, по-видимому, присоединяются холостые старые птицы, и кочуют по окрестным лесам. У северной границы ареала вяхирь выводит птенцов только один раз в лето. В более южных районах некоторые пары выводят птенцов дважды в год. Молодые последнего вывода и закончившие размножениe старые птицы постепенно присоединяются к стаям, состоящим из молодых первого вывода. Осенние стаи широко кочуют, часто посещая при этом убранные поля. Кочевки постепенно переходят в отлет к местам зимовок. Осенний отлет в разных частях ареала падает на сентябрь - первую половину октября. Гнездясь в лесу, вяхирь летает кормиться на поля и иные открытые пространства. Это единственный из наших голубей, который собирает корм не только на земле, но и на деревьях. Основной его пищей служат семена культурных злаков и различных диких растений, особенно злаковых и бобовых. Поедает также различные ягоды - жимолость, рябину, смородину, шиповник, шелковицу и т. д., распускающиеся древесные почки, а где есть дуб, охотно употребляет желуди. Крупные размеры, хорошие вкусовые качества мяса делают витютня объектом спортивной охоты.

mAuSe
Сообщения: 228
Зарегистрирован: Ср, 17-11-04 11:47
Место жительства: Санкт-Петербург

Сообщение mAuSe »

Его королевское величество.

Автор: Юрий Яниш. Биолог, журнал "Охотник", №8, 2003


Речь в этом очерке пойдёт о птице, глубокое уважение к которой сложилось у меня в силу объективных обстоятельств моей охотничьей жизни. С одной стороны, своё становление как охотника по перу я прошёл в весьма бедных лесостепных угодьях, с другой – у меня всегда была мечта поохотиться на боровую дичь. И, помимо этого, мне по характеру ближе индивидуальные виды охоты; хорошая компания, конечно, здорово, но предпочтительнее всё же уединённое, или – с надёжным другом, охота, погоня за собственной душой, как говорил Пришвин. А герой нашего повествования как нельзя лучше отвечает упомянутым условиям и желаниям. В лесостепной зоне его не то чтобы много, - бывает много, но не всегда и не везде, - однако в целом повсюду достаточно. И, хотя и с некоторой натяжкой, его официально относят к боровой дичи. Ну, по меньшей мере, к лесной. Вероятно, вы уже догадались, что речь пойдёт о самом крупном из наших диких голубей – вяхире.


Как и другой лесной голубь местной фауны – клинтух (охота на которого уже лет десять запрещена, - мало их осталось: гнездятся почти исключительно в естественных дуплах деревьев, преимущественно хвойных, а где же их нынче взять), вяхирь отличается от сизого голубя и всех происходящих от него домашних пород голубей тёмным надхвостьем, а от горлиц, безусловно, – своими внушительными размерами. Да, размеры этой птицы производят самое первое и самое неизгладимое впечатление на всякого, кто впервые возьмёт её в руки! Правда, вы скоро убеждаетесь, что размеры эти сугубо линейные, обусловленные длинными перьями хвоста и большим размахом крыльев; сама тушка вяхиря несколько меньше, чем вы ожидали, но всё же птица весит до 600 г при длине около 40 см, а поздней осенью бывает и потяжелее, - своего рода «голубиный глухарь»!
Но, насладившись массивностью и респектабельным видом вашего трофея, вы непременно воздадите должное и царственной осанке живой птицы, и её аристократичной жемчужно-серой расцветке. Вяхирь действительно очень красив. Низ его тела равномерно серый, но на груди, особенно у взрослых, перезимовавших экземпляров отчётливо просматривается нежно-розовый оттенок, а на шее – металлический отлив, который так точно описал Аксаков, что лучше и не сказать: «Этот отлив двуличен и на свету или на солнце отражается зелёно - или розово-золотистым блеском. На верхней половине шеи лежит поперечная белая полоса, которая, однако, под горлом не соединяется, и немцы не совсем верно называют его кольцовый голубь – Ringtaube (в настоящее время – Ringeltaube – Я.Ю.)». Отметим впрочем, что кольцо это – элемент оперения взрослой особи. Белые пятна на маховых перьях развёрнутого крыла сливаются в широкую полосу. Лапки вяхиря восхитительно малиновые, такого же цвета у молодых и основание клюва, - с возрастом он светлеет, приобретая у стариков вид слоновой кости.
Латинское название этого голубя – Columba palumbus, русское, наряду с вяхирем, - витютень (старинное – витютин), украинское – припутень. Последнее название, как мне представляется, семантически смыкается со словом вяхирь: сидящий возле дороги (пути) на придорожной вехе («вяхе»); впрочем, языкознание – наука таинственная, и я не настаиваю на своей трактовке.
По крайней мере, голуби часто восседают вдоль дорог на деревьях и линиях электропередачи, особенно если по дорогам этим возят с убранных полей зерно. Витютень же – явно звукоподражательное имя: двухтактное брачное воркование вяхиря, стандартно передаваемое в зоологической и охотничьей литературе транскрипцией «гху-ух – ху-у» при известной доле воображения можно представить и как «ви-тю – тю-у».
Прилетая с мест зимовки в Северной Африке, Малой Азии или Крыму в марте – апреле, вслед за клинтухами,

вяхири вскоре приступают к гнездованию. Как и все голуби, вяхирь – моногам: раз сформировавшаяся (обычно ещё до наступления половой зрелости, в возрасте до года) пара, как правило, сохраняется вплоть до гибели одной из птиц; они держатся вместе и во время сезонных миграций. Самец очень трогательно обхаживает свою избранницу, совершая вокруг дерева, где она сидит, своего рода, «полукруг почёта». Резко ударяя крылом о крыло, он наискось круто поднимается вверх, затем, слегка приспустив неподвижные крылья, планирует вниз по спирали, вновь садится к подружке и начинает присущий всем представителям голубиного рода токовой танец, - кружится, приседает и кланяется перед ней на толстой ветке, издавая своё даже и не воркование, а хрипловатый страстный крик, характерно взъерошивая оперение на шее и спине и приволакивая за собою распущенный хвост во время коротких пробежек от неё и за нею.
Голуби вьют гнёзда удивительно небрежно: в верхней части древесной кроны, на боковых ветвях, поближе к стволу (обычно это – большие тополь, осина, дуб; в Полесье – сосна или ель, последнюю птицы явно предпочитают), вяхири набрасывают на какую-нибудь развилку буквально несколько тонких прутиков и считают дело вполне завершённым. Подчас наблюдателю удаётся рассмотреть с земли в бинокль кладку яиц прямо сквозь неплотный гнездовой настил. Яиц (белого цвета) в кладке непременно два; как и прочие голуби, вяхири относятся к птенцовым птицам: родители выкармливают беспомощное, лишённое поначалу даже пуха, потомство в гнезде и продолжают некоторое время докармливать и всячески опекать птенцов, покинувших гнездо. В этом заключена и сильная сторона репродукции вида, - успешность гнездования у вяхиря, как правило, высока, - и её слабость: скорость прироста популяции в целом невелика и существенно зависит от численности птиц в предгнездовой период, - такая выходит математика.
Во всяком случае, поучительная и печальная история истребления странствующего голубя в Америке заставляет нас быть предельно внимательными. Впрочем, на сегодняшний день истребление вяхирю не грозит, а в Великобритании численность его настолько возросла, что стаи этих птиц составляют источник постоянной головной боли аэродромных служб.
На территории Украины витютни делают два выводка за лето, - нередко во второй половине августа случается видеть, как одна из взрослых птиц, сидя на старом суховершинном тополе, кормит из клюва в клюв молодую, практически не уступающую ей по размерам. Насиживание длится 18 – 19 дней; ещё три недели спустя молодняк становится на крыло. Клинтух избегает повторного использования прошлогодних гнёзд. О вяхире подобные сведения мне не известны, но неоднократно отмечалось, что в конце августа и в первых числах сентября старики с выводками любят бывать на днёвке в районе гнездования, и нередко ночуют на своём гнездовом дереве. Складывается впечатление, что если их не беспокоят, птицы не меняют «квартиры» из года в год.
Вообще-то вяхирь – единственный из голубей нашей орнитофауны, кормящийся не только на земле, но и в лесу на деревьях: в конце лета и ранней осенью он с удовольствием поедает молодые зелёные жёлуди, хотя предпочтение отдаёт всё же злакам или бобовым. В августе выводки начинают посещать хлебные поля и посевы гороха, сбиваясь к октябрю в многочисленные стаи. Не брезгуют они и ягодами тёрна и шиповника, а подлинным лакомством для них, как и для всех прочих голубей, являются семена конопли. В силу обстоятельств её сейчас практически не возделывают, но в недавнем ещё прошлом скошенное поле с необмолоченными валками собирало вяхирей со всей округи, превращаясь тем самым в охотничье Эльдорадо.
Кормиться голуби вылетают дважды в течение светлого времени суток: утром, перед восходом солнца, и не слишком поздно – во второй половине дня. После кормёжки они некоторое время сидят на высоких, предпочтительно суховершинных деревьях; после того, как весь выводок соберётся и обсидится, птицы летят на водопой и – к месту днёвки.
На зимовку вяхири улетают, как правило, во второй половине октября: в тёплую осень поближе к концу месяца, в холодную – к середине. В 1976-м году мне случилось 19 октября наблюдать массовую миграцию вяхирей в Бориспольском охотничьем хозяйстве. Внезапно, наступивший мороз сковал тонким льдом лужи и дренажные канавы, вызвав необычную концентрацию голубей в дубравах и осинниках с подлеском из боярышника и терновника, по соседству с уцелевшим местом водопоя: небольшим, но глубоким незамёрзшим торфяным карьером.
Врагов в природе у вяхиря хватает, и это – действительно достойные противники: серая ворона, сорока и сойка с удовольствием перекусят яйцами или птенцами. Не отстанут от них лесная куница и… очаровательная белка. Молодой неопытный голубок, да и зазевавшийся взрослый – лакомый кусочек для ястреба-тетеревятника. Ну и, естественно, человек, - куда же от него денешься…
А теперь поговорим о своём, о мужском. Для того, кто захочет взять в руки этот достойный трофей, природа уготовила серьёзное препятствие в виде феноменальной осторожности желанной птицы. Существует много определений разума, интеллекта, рассудка, - оставим их учёным, специалистам в области психологии и зоопсихологии. Не углубляясь в научные дебри, скажу просто: вяхирь умён, недоверчив, хитёр. Ну, по меньшей мере, сообразителен. Меня всегда поражало, когда сидящий где-нибудь в жиденькой лесополосе и внимательно наблюдающий за идущим по полевой дороге охотником голубь, срывался с дерева на расстоянии нескольких сот метров, стоило только остановиться, или же не останавливаясь посмотреть прямо на птицу, либо – изменить направление движения таким образом, чтобы предполагаемый путь прошёл поближе к вожделенной добыче. О том же, чтобы идти к нему напрямик, и речи быть не могло! Такие вещи и в тургеневские времена не проходили. Правда, правил без исключений не бывает: молодая птица, привыкшая кормиться возле людей, да ещё и оставшаяся без взрослых, может повести себя на удивление легкомысленно, - позволить не таясь подойти к себе, либо безо всякой видимой причины, что называется дуром, налететь на открыто стоящего стрелка.
Подобный случай был со мной в конце октября прошлого года, поздним утром, невдалеке от охотничьей базы «Вишенки». Чумовой вяхирёк, - как выяснилось впоследствии, голубка позднего выводка, не имеющая ещё характерного белого «ожерелья», - буквально свалился мне на голову, когда я стоял посреди заросшего телорезом плёса и размышлял уныло, куда же запропастились утки. Это был тот самый случай, когда технично выполненный («нобелевской» семёркой) выстрел навскидку не порадовал, но определить за какие-то доли секунды возраст и кондиции прекрасно летающей птицы было просто невозможно. Учитывая время суток, она искала место для водопоя в стоячем заливе: свежий ветер развёл на Днепре волну, и прибой не позволял напиться на безлюдных песчаных косах.
Впервые вяхирь попал в мои руки в невероятно уже далёком 1971-м году, в Сумской области. Мой охотничий наставник – путивлянин Д.А. Позняк – подстоял в лесополосе громадную стаю, опускавшуюся на скошенное поле конопли, и ранил старого голубя по корпусу. Следует напомнить, что все авторы отмечают необыкновенную крепость вяхиря на рану; не был исключением и наш. Он нашёл в себе силы вернуться к метнувшимся прочь сородичам и был бы безвозвратно потерян, если бы я не заметил, как он резко спикировал в дальний угол тополёвой посадки.
По возвращении домой разразился настоящий скандал: отнюдь не отличавшаяся заметной набожностью, тёща Дмитрия Александровича наотрез отказалась ощипывать священную птицу! Воистину, авторитет ветхозаветного Ноя безграничен, хотя я и сильно сомневаюсь, что миртовую ветвь к его ковчегу принёс именно витютень, - скорее уж сизый либо скалистый голубь.
Осенняя охота на вяхирей вблизи кормовых полей в утренние часы напоминает стрельбу уток на вечерних перелётах: основным моментом её является доскональная разведка мест жировки дичи, определение трассы подлёта и надлежащая маскировка там, где голуби, снижаясь, позволят вам достать себя выстрелом. Одним словом, хочешь успешно отстреляться по этой сторожкой птице – не жалей времени, сил и средств на тщательную подготовку к предстоящей «операции». Впрочем, это – стандартное требование к организации любой правильной охоты. Жаль только, что охота эта бывает зачастую всего один раз на одном месте: умный вяхирь «не наступает дважды на одни и те же грабли»!
Чтобы не тревожить птиц на месте кормёжки и не отваживать от разведанного кормового поля, предпочтительнее устраивать засаду на их пути с жировки к водопою, но опять-таки – не на самом водопое, иначе данная стая после первой же неприятности найдёт другой источник воды. Этот вариант лучше, поскольку на утреннюю кормёжку вяхири вылетают утром компактной, проголодавшейся за ночь группой, одновременно или почти в одно время. Естественным образом, все они слышат выстрелы и замечают позицию стрелка, что крайне нежелательно. Насыщаются же они кто быстрее, кто – медленнее, и, обсидевшись на присаде (скирде соломы, большом дереве, проводах и т.п.), мелкими порциями перелетают к болотцу, большой луже на дороге, обсыхающей старице или дренажной канаве. Старинный знакомый моей семьи, житель села Скуносово, что возле Путивля, Иван Николаевич Хижняков со своим другом Геннадием нашёл однажды подобную «золотую жилу» – в тополёвой посадке был небольшой разрыв; вероятно, ориентируясь по этому просвету, задержавшиеся на наших хлебах пролётные вяхири круто снижались над лесополосой в направлении недалёкого полевого болота. Стрельба шла весьма успешно именно потому, что птицы подлетали мелкими стайками, скорее всего – выводками, входящими в состав мигрирующей массы голубей. Оба охотника были незаурядными стрелками, и им не составило бы труда добыть много дичи, но, к чести своей, они ограничились восемью вяхирями и больше не возвращались на это место.
Вообще путивляне очень уважают вяхиря, как дичь. Ещё один мой знакомый, «живой классик» Николай Каменский, обожает пройтись с метко стреляющим напарником в начале охотничьего сезона по бокам лесополосы где-нибудь возле полевого стана, вблизи интересной формы карьера Бублик. Голуби, наклевавшись вдоволь зерна в окрестных полях и утолив жажду, устраиваются на днёвку в кронах тополей и сравнительно молодых дубов. Заслышав приближение охотников, вяхири сперва затаиваются в листве, но затем нервы у них не выдерживают, они срываются на ту или иную сторону посадки, и тут в дело вступает МЦ – 21 Николая или ижевка его приятеля, - на кого вылетит.
А затаиваться вяхирь – мастер непревзойдённый! Сколько раз, бывало, пытался я высмотреть свою Синюю Птицу (термин незабвенного Дмитрия Зуева) на деревьях. Вот ведь точно сюда сел, я же видел!! Но если он чувствует, что место его сидки не раскрыто, и что ищут именно его, - сидит мёртво, как аджимушкайский партизан в каменоломнях! До последнего! А в летнем небе царит тёплый ветер, шумно треплет древесные косы; мятущийся зелёный сумрак пронзает изредка золотая игла иволги, птичья мелюзга возится в ветвях, поминутно заставляя вскидывать к плечу ружьё… Утолщения сучьев, переплетения ветвей кажутся голубем, - иногда они и страдают, разлетаясь в куски от шального выстрела, - и тут уж не зевай! – где-нибудь за спиной, у самого ствола, непременно вполдерева, раздаётся гром небесный тугих крыльев!! Угонный, в развороте, выстрел сбивает лишь новую порцию веток и кусков коры: прохлопал!!! И долго ещё опускаются на землю, кружась, сорванные дробью листья.
Описанную охоту на днёвке с подхода в одиночку я называю «молиться святому Вяхирю». Случалось до того досмотреться вверх, что начинался… приступ шейного остеохондроза! Но почти ничего, кроме умения ходить бесшумно и не, глядя под ноги, метод этот мне не дал. Таким способом я добыл всего одного вяхиря; правда – самого первого в жизни и, что называется, матёрого. Гораздо успешнее были мои подходы к птицам на присадах вдоль заброшенных дорог, где они отдыхали после кормёжки часов в семь утра, сидя на усохших вершинах или боковых ветвях старых тополей, отчётливо видимые на фоне неба. Нужно было только, не жалея ног, обойти обнаруженных вяхирей по кругу на расстоянии, не вызывающем у них подозрений, - метров 500 – 600. Оказавшись в одном с ними ряду деревьев, не спеша скрадывать их, переходя от ствола к стволу и не забывая следить за собственной тенью, которая может демаскировать в самую последнюю секунду. Добрую службу на такой охоте, безусловно, сослужит бинокль или подзорная труба. Обидно, затратив столько усилий, подойти… к серой вороне!
Ещё хотелось бы уделить внимание и такому качеству вяхиря, как колоссальная пластичность его поведения. В последние годы он всё чаще и чаще селится вблизи человеческого жилья, непосредственно в населённых пунктах. В своё время я был поражён, наблюдая вяхирей, деловито расхаживающих среди людей по дорожкам Никитского ботанического сада в Крыму. Но сейчас подобным зрелищем никого не удивишь: вяхирь уверенно колонизировал по крайней мере провинциальные города, находящиеся в непосредственной близости от прежних «диких» гнездовий. Возле людей ему готов и стол, и дом, а беспокойства гораздо меньше, - такой забавный парадокс оставил нам ушедший век.
Ружьё для стрельбы вяхирей должно обладать крепким кучным боем; дробь можно применять и не слишком крупную, №№ 5 – 6: современные боеприпасы обеспечивают достаточную резкость и надёжность поражения дичи, так что рекомендация С.Т. Аксакова «употреблять дробь утиную, 4-го и даже 3-го нумера» несколько устарела.
Наиболее экзотическое и в то же время незатейливое блюдо из вяхирей рекомендует французская охотничья кухня: натёртые солью тушки птиц жарят с большим количеством сливочного масла, гарниром же служит… обжаренный на этом же масле виноград, очищенный предварительно от кожицы и зёрнышек и тоже как следует посоленный. Пробовал. Вкусно потрясающе, но во второй раз выковыривать зёрнышки – увольте-с! – я вам всё же не француз.

Ответить